«У меня нет оппонентов, а есть враги Украины»: Кремень о штрафах, жалобах и украинизации в 2022 году

Закон «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного» вступил в силу 16 июля 2019 года. Ежегодно претворяются в жизнь новые нормы, предусмотренные этим документом. А вот что он дал и как изменилась жизнь украинцев – об этом журналисты сайта «Сегодня» поговорили с уполномоченным по защите государственного языка Тарасом Кременем.

«Ласковая украинизация» продолжается

– Почти два с половиной года назад закон о языке наделал много шума. Но прошла пара месяцев, и о нем забыли. Создается впечатление, что ситуация с момента принятия документа никак не изменилась. Вы можете это подтвердить или опровергнуть?

– Закон о языке стал нашей реальностью, нашей действительностью. Он является важным концептом идентичности, который, слава Богу, работает. И украинского языка действительно стало больше. То, что мы видим сегодня, – это позитивно, это качественно, это эффективно.

– Ваши оппоненты часто говорят о принудительной украинизации. Мол, в Украине есть территории, так называемые языковые анклавы, где никогда на украинском не разговаривали, но там тоже граждане Украины. Как быть с ними?

– У меня нет оппонентов, а есть откровенные враги Украины. У нас до сих пор есть такие, кто ходит возлагать цветы к памятникам тиранам и убийцам украинского народа. Но это не значит, что Украина должна остановиться и ждать, пока они вернутся в колонну сподвижников и настоящих строителей нашего государства.

Задача украинского государства, равно как и моя, – создавать лучшие условия. Чтобы человек мог общаться свободно. А те, кто общается свободно, – имели возможность получать услуги, будь то образовательные, информационные, медицинские, государственные. И именно принцип «ласковой украинизации» лежит в основе закона о языке.

Хамы в стенах парламента

– Некоторые политики, занимающие государственные должности, заявили о принципиальном отказе говорить на украинском, якобы из-за притеснений русского. Как это вообще может сосуществовать с ситуацией, что чиновник должен публично общаться только на государственном языке?

Сегодня это позорно – быть чиновником, депутатом и не знать государственный язык. Скажу даже больше: это признак хамства, бескультурья и неуважения к Украине и украинскому народу.

Читать ещё:  Растаможка "евроблях": сеть возмущена законопроектом и ставками "от Южаниной"

– Есть ли на практике инструменты для того, чтобы наказывать таких депутатов и чиновников?

В наш адрес только в этом году поступило около 3000 обращений, и они в том числе касаются чиновников. Согласно Регламенту Верховной Рады, закону «О статусе народного депутата Украины», а также языковому закону определено, что каждый народный депутат должен владеть государственным языком и использовать его во время публичных мероприятий. Председательствует во время пленарных заседаний спикер. Я с уважением отношусь к уроженцу Тернопольщины Руслану Стефанчуку, он доктор юридических наук, профессионал в области конституционного права, и кому, как не ему, знать, как бороться с нарушителями языкового законодательства. Как минимум – это не разрешать таким депутатам выступать с трибуны. Как максимум – предупреждение и ограничение в работе, в участии в пленарных заседаниях парламента. Не может человек, занимающийся законотворчеством, нарушать закон.

Сначала предупреждение, далее – штраф

– Как теперь можно наказать нарушителя языкового законодательства? Какие санкции действуют сейчас?

– Российская пропаганда сделала из меня языкового инквизитора, языкового карателя, человека страшного, прибегающего к немыслимым действиям.

Для того чтобы оформить жалобу, ее необходимо зафиксировать либо в письменном виде, либо как аудио, либо как видео. Законом определено, что мы можем составлять акты о нарушениях. А в случаях, когда таких нарушений в течение года будет несколько и они будут иметь системный характер, мы сможем налагать штраф (по закону он будет достигать 5100-6800 грн – прим. ред. ). С 16 июля 2022 года такие штрафы могут быть наложены на каждого гражданина, сознательно системно нарушающего языковое законодательство.

По состоянию на сегодняшний день ни один штраф не наложен именно потому, что мы проводим чрезвычайно конструктивную работу с людьми, которые допустили ошибку. Это касается сферы обслуживания, владельцев интернет-магазинов, представителей органов полиции, учителей, врачей, депутатов местных советов, которые признают, что нарушения были, но на будущее обещают быть максимально толерантными и уважительно относиться как к закону, так и к его исполнению.

Все на экзамен по украинскому

– С 16 июля этого года заработала норма о том, что госслужащие должны показывать сертификат об уровне владения государственным языком. К сентябрю Нацкомиссия по стандартам государственного языка выдала более 22 тысяч сертификатов. Как вы оцениваете такую динамику?

Читать ещё:  В Николаеве Ильченко вышел под здание ОГА: протестовал против перехода с кириллицы на латиницу. Видео.

– Я с большим восторгом наблюдал за тем, когда в Украине появилось ВНО, которое убрало коррупционную составляющую для поступающих в высшие учебные заведения. Давайте посмотрим на экзамены чиновников, как на ВНО. Ничего страшного не будет, если в будущем сертификация будет касаться каждого. Я бы очень хотел, чтобы выпускники заведений профессионального высшего образования или университетов вместо зачета сдавали экзамен и получали такой сертификат. Это было бы современно, это было бы цивилизованно и позволяло бы каждому претенденту на должность иметь максимум возможностей для своей профессиональной и творческой реализации.

– Некоторые эксперты обвиняют закон в том, что количество заявлений на госслужбу в десятки раз упало из-за этого экзамена. Не приведет ли это к дефициту кадров?

– Мне такие примеры не известны. Самые высокие уровни, предложенные в экзамене, не сложнее тех вопросов, которые содержатся в школьной программе. Поэтому каждый, кто хочет строить украинское государство, должен знать элементарные вещи.

– Фиксировали ли случаи подделки сертификатов о знании языка?

Это абсолютно невозможно, так как база данных размещается в приложении «Дія», и вместе с Министерством цифровой трансформации мы проделали необходимую работу, чтобы защитить персональные данные. Даже на перспективу это нереально. Поэтому пусть никто не переживает и не беспокоится о том, что в нашей стране могут появиться липовые знатоки государственного языка.

Спокойствие, только Спокойствие

– Об изменении топонимов – вы активно выступаете за такую реформу. В то же время у нас активная децентрализация. Где найти баланс между решениями центральных властей и мнением местных жителей?

– Не может быть на карте Украины русифицированных названий. Должны быть украинские как по названию, так и по своему духу. Поэтому если жителям нравится жить в селе Спокойствие, Охотничье, Первомайское, Луч, Южное, это их право, их удовлетворение. Но пора, как мне кажется, защищать украинский язык и в топонимике, и в применении его в разных сферах.

Читать ещё:  Вето не подолали. Телебачення ЮУАЕС

– В 2019 году вошло в употребление новое правописание. Успели ли украинцы адаптироваться? Повлияло ли это на уровень грамотности?

– За полтора года пребывания в должности я не получил ни единой жалобы. Украинское правописание – это демонстрация кодификации, подтверждающая развитие и современное состояние современного украинского литературного языка.

Угроз нет, но развивать язык необходимо

— Можно сегодня сказать: «Украинскому языку ничто не угрожает»? Почему?

– Даже во времена Российской империи украинскому языку ничего не угрожало. На нем общались в быту, на украинском писали шедевры мирового масштаба, украинский язык присутствовал на всех уровнях. А в нынешние времена, когда есть закон, когда состоялась независимость украинского государства, когда есть столько носителей «соловьиного» в Украине и за ее пределами, я убежден в том, что нашему языку уже ничто не угрожает.

– К слову, мы спросили Ларису Ницой, готова ли она работать на государство в этой сфере. Готовы ли вы помочь ее трудоустройству?

– Вы знаете, у меня нет вакансий из-за того, что у нас были огромные конкурсы на должности от ведущего специалиста до руководителя секретариата уполномоченного по защите государственного языка. В среднем у нас от 30 до 50 соискателей на место.

Но у нас будут представители уполномоченного в регионах, нам нужно формировать сеть организаций и учреждений, которые будут проводить экзамены на знание государственного языка, нам нужны на будущее те, кто будет организовывать и проводить курсы по изучению родного языка. Я всегда открыт к диалогу и готов содействовать каждому, кто действительно болеет за утверждение нашего языка как государственного.

Напомним, в Южноукраинске и Первомайске отреагировали на инициативу «мовного» омбудсмена о переименовании.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *