Создание территориальной обороны: почему у Зеленского решили организовать национальное сопротивление

Для чего может понадобиться армия добровольцев

Офис президента подготовил и внес в Верховную раду законопроект о национальном сопротивлении. Ключевой его пункт – создание эффективной территориальной обороны (ТрО). Ее нехватка остро проявилась в моменты обострения войны Украины с Россией. Подробнее об этих планах – ниже в материале РБК-Украина.

Российская агрессия весной 2014 года показала, что в Украине нет эффективной модели территориальной обороны. Иными словами, нет механизма оперативного обучения, призыва и вооружения групп добровольцев, готовых защищать свои родные города и другие населенные пункты, где они проживают.

В мировой практике такие добровольцы – это не кадровые военные, а гражданские лица, чья помощь может понадобиться вооруженным силам. Чтобы быть готовыми к этому моменту, добровольцы периодически должны проходить обучение и иметь закрепленное за ними оружие.

Именно такой вариант территориальной обороны действует во многих странах Европы. К примеру, в Эстонии уже больше 100 лет существует Кайтселийт – добровольческий союз обороны, он насчитывает больше 20 тысяч бойцов. У них есть оружие и они проходят регулярное обучение. Кроме того, резервистов распределяют по функциям, которые бойцы смогут выполнять в случае внешней агрессии.

Войска теробороны Польши, напротив, начали формировать только около пяти лет назад. Они не входят в состав вооруженных сил страны и могут привлекаться к другим задачам, например, к ликвидации последствий стихийных бедствий.

В Украине созданные в начале АТО батальоны территориальной обороны на практике оказались далеки от зарубежных аналогов. Украинские подразделения «ополчения», сформированные из мобилизованных солдат, после минимальной подготовки отправлялись в зону боевых действий и зачастую выполняли там несвойственные функции. Например, проводили наступательные операции или «зачистку» населенных пунктов. В скором времени эти «тербатальоны» превратились в мотопехотные бригады ВСУ, а часть бойцов подписали контракты и остались служить в Вооруженных силах.

Развитие непосредственно территориальной обороны с тех пор застопорилось. На этом сказалось отсутствие законодательной базы и скудное финансирование. Сейчас в 25 батальонах ТрО служит всего около 580 человек. Пару раз в год они проводят учения с резервистами. Но зачастую последним даже не выдают экипировку.

Читать ещё:  Южноукраїнськ - "ВЧИМОСЯ, ПЕРЕЙМАЄМО ДОСВІД". Фото

Резерв на все руки

В парламенте есть два законопроекта, которые позволят перезагрузить формат подготовки добровольцев. Один документ (№4504) внес еще в декабре 2020 года депутат и ветеран АТО Андрей Шараськин (фракция «Голос»). Более «свежий» проект (№5557) пришел из Офиса президента, им предлагается в целом урегулировать вопрос «национального сопротивления».

В проекте Зеленского тероборона рассматривается как составляющая часть национального сопротивления. К нему также предлагается отнести подготовку граждан к обороне и «движение сопротивления». Что касается последнего, фактически это – партизанская структура на оккупированных территориях, которую координируют Силы спецопераций.

Территориальная оборона, как следует из проекта президента, будет встроена в вертикаль Генштаба. Это значит, что непосредственно руководить местными, районными и областными штабами будут назначенные сверху командиры. Кроме того, в структуру Вооруженных сил будут встроены все «добровольческие формирования» местных отрядов тербороны. Их командиры будут назначаться из числа бойцов подразделений, но только по согласованию с Генштабом.

Более того, руководство ВСУ сможет направлять членов ТрО из их родной местности в другую область для «стабилизации обстановки», а бойцов добровольческих формирований – на оккупированные территории для помощи партизанам.

Депутат Шараськин (автор другого проекта) считает, что такие положения нарушают базовые принципы построения «народного ополчения». «Когда мы говорим про территориальную оборону, то есть два главных принципа: территориальности и добровольности. Они оба нарушены в законопроекте, внесенном от имени президента», – уверен он.

Командиры добровольческих батальонов, таких как «Азов» и «Добровольческая украинская армия Правого сектора» уже выступили против принятия этого закона, говорит нардеп. В его варианте территориальная оборона должна формироваться, комплектоваться и финансироваться на уровне местных властей.

ТрО, как предлагает депутат, также может привлекаться к охране правопорядка и ликвидации последствий аварий. Но, как уверен Шараськин, власти совершенно напрасно видят в этом «угрозу местечкового сепаратизма». Тогда как в президентском варианте резервистов могут задействовать при охране госграницы, объектов инфраструктуры и борьбе с диверсионно-разведывательными группами врага.

Жесткая вертикаль подчинения и возможность использования добровольцев подальше от их родного дома не будут мотивировать гражданских вступать в такие подразделения, считает военный эксперт, экс-сотрудник оперативного управления Генштаба Олег Жданов.

Читать ещё:  СБУ задержали шпиона из Одесской области, который пытался взорвать объект на водоканале в Ровно

«В чем смысле теробороны? В том, что человек высоко мотивирован защитить собственный дом, собственную семью. Они это убивают на корню. Я, например, как член теробороны не мотивирован ехать в другую область. Я ведь записывался, чтобы защищать свой дом», – говорит собеседник.

В Офисе президента, напротив, считают, что предложенный вариант наполнения войск теробороны достаточно эффективный. И там ожидают принятия еще одного законопроекта Зеленского – об увеличении численности ВСУ на 11 тысяч человек. Именно такое минимальное количество бойцов теробороны в ОП рассчитывают набрать в ближайший год.

Глава профильного комитета Рады Александр Завитневич («Слуга народа») называет добровольцев ТрО «организационным ядром» для построения нового вида войск. По его словам, на формирование теробороны в 2022 году необходимо будет выделить почти 2,5 млрд гривен, в следующие два года — еще по 718 млн гривень.

Депутат также дал понять, что шансов на прохождение проекта Шараськина нет. За почти полгода его даже не вынесли на рассмотрение комитета. Тогда как проект Зеленского Завитневичу представляется «более широким и комплексным», тем более что его нормы нарабатывали на уровне СНБО. На прошлой неделе комитет рекомендовал принять законопроект президента за основу.

Дадут ли оружие: еще один спорный момент

Камнем преткновения здесь также стал вопрос оружия, которое планируется выдать каждому бойцу территориальной обороны. От швейцарского варианта «всеобщего вооружения» в Офисе президента, похоже, решили отказаться.

Индивидуальным оружием, как предлагают в ОП, будут обеспечены и «штатные» бойцы ТрО, и члены добровольческих формирований. Только это оружие будет храниться не у них, а в специально отведенных местах. Использовать и хранить дома добровольцы смогут только личное охотничье оружие.

Шараськин же предлагает, что государство обеспечит резервистов оружием, которое после года службы, прохождения тестов и проверок они смогут хранить у себя дома в сейфе. Такая возможность, по мнению депутата, необходима для бойцов теробороны в приграничных районах и на критически важных направлениях, где наиболее реальна атака противника.

Читать ещё:  Южноукраинск - «Независимость - это мы!»

Олег Жданов обращает внимание, что именно места централизованного хранения оружия были захвачены боевиками на Донбассе весной 2014 года. Помня об этом опыте, по мнению собеседника, власти следует разрешить территориальной обороне хранить оружие дома. Кроме того, военный эксперт не исключает ситуаций, когда бойцы ТрО могут приехать на пункт сбора, а арсенал или автомобиль с оружием уже будет захвачен противником. После этого, уверен Жданов, использование гражданских для защиты своего населенного пункта вовсе теряет смысл.

Во власти смотрят на эту ситуацию иначе, в том числе и потому, что, как отметили изданию в ОП, вопрос хранения оружия остается очень чувствительным. «Государство подходит к нему максимально ответственно с учетом угроз, которые могут возникать в случае неконтролируемого оборота оружия. Поэтому главный фактор, которым мы руководствовались – надежность хранения оружия и недопущения его попадания в другие руки», – сказали РБК-Украина в Офисе президента.

В ОП тоже напомнили об опыте 2014 года, но в другом аспекте. Семь лет назад, как пояснили в президентской канцелярии, боевики действительно захватили арсеналы правоохранительных органов на Донбассе. Но им это не удалось с военными складами, например, в Бахмуте и Мариуполе. «Этот опыт показал, что в воинских частях и складах хранение оружия является более надежным», – уверены в Офисе.

Завитневич также считает, что отсутствие доступа к оружию у бойцов территориальной обороны будет для их же блага. И что просто так членам боевых подразделений нецелесообразно хранить оружие дома.

«Это довольно рискованный и опрометчивый шаг выдавать людям десятки тысяч единиц вооружения. Оружие необходимо использовать для выполнения определенных законодательством задач, чтобы когда бойцы теробороны в будущем его применят, они не попали под ответственность по украинскому законодательству», – полагает глава профильного комитета.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *