Бюллетень Всемирной организации здравоохранения. Осторожно — мозг ребенка!

Джонатан Дарт (Jonathan Dart) и Сэра Камберлэнд (Sarah Cumberland) рассказывают о форме жестокого обращения с детьми, которая не сразу распознается, но может иметь страшные последствия. При отсутствии лечения австралийские врачи пытаются улучшить диагностирование и соглашаются с тем, что основное внимание необходимо уделять предупреждению.

Выпуск 87, номер 5, май 2009 г.

Бюллетень Всемирной организации здравоохранения. Осторожно - мозг ребенка!
ВОЗ/P. Virot. Отец держит ребенка, Дели, Индия. Отцы часто оказываются в центре внимания социальных программ по предупреждению встряхивания детей родителями.

Сценарий слишком хорошо знаком. Младенца, страдающего от конвульсий, рвоты, возбудимости и сонливости, привозят в Детскую больницу Сиднея, Австралия. У ребенка нет очевидных травм, а у его матери нет каких-либо объяснений симптомов.

Осматривающий ребенка врач может подумать, что у него вирус. Но при более тщательном осмотре могут быть найдены трудноуловимые признаки скрытых травм, таких как ушибы, кровоизлияния в сетчатку или переломы ребер и других костей. С помощью таких тестов, как компьютерная томография, также можно обнаружить признаки травмы.

При отсутствии медицинских объяснений таких травм ребенок будет признан возможной жертвой «синдрома встряхнутого ребенка» — формы жестокого обращения с детьми, заключающейся в сильном встряхивании ребенка грудного возраста.

Термин «синдром встряхнутого ребенка» был введен в обращение в 1970-х годах, но более не используется в Детской больнице Сиднея, несмотря на то, что до сих пор широко используется педиатрами. Чаще используются такие термины, как травма головы в результате жестокого обращения или нанесенное травматическое повреждение мозга.

Согласно д-ру Кайэрэну Морэн (Kieran Moran), судебному педиатру Детской больницы в Сиднее, дети становятся жертвой сильного встряхивания, главным образом, в течение первого года жизни, так как в это время они часто безутешно плачут, а их родители и лица, осуществляющие уход за ними, выходят из себя. Действительно, число травм головы в результате жестокого обращения достигает пика у детей в возрасте от шести до восьми недель — в этом возрасте они плачут больше всего.

Врачи говорят, что мозг совсем маленьких детей имеет консистенцию незастывшего желе. Силы быстрого ускорения-замедления при сильном встряхивании могут причинить мозговым тканям и кровеносным сосудам гораздо больше вреда, чем непосредственный удар головы при падении с небольшой высоты. «Кажется, что встряхивание в наименьшей степени может причинить вред, но в действительности дело обстоит иначе, — говорит Морэн. — Младенцы особенно уязвимы из-за мягкости мозга и неразвитых мышц шеи».

Читать ещё:  Долой грусть! Простые и доступные средства, чтобы улучшить настроение и самочувствие

Исследования, проводимые с конца 1970-х гг. в Соединенных Штатах Америки, показывают, что 13%-30% младенцев, у которых диагностирована травма головы в результате жестокого обращения, умирает в результате причиненных им повреждений, в то время как у многих выживших детей остаются длительные нарушения различной степени тяжести, включая проблемы в обучении и поведении, слепоту, конвульсии и паралич.

«У выживших жертв обычно бывают ужасные последствия. Даже в более легких случаях дети часто испытывают трудности в обучении и имеют проблемы с концентрацией. Всем этим пациентам необходимо длительное врачебное наблюдение», — говорит Морэн.

В австралийском штате Новый Южный Уэльс (НЮУ) дети, у которых подозревается перенесенная травма головы в результате жестокого обращения, направляются в главную педиатрическую больницу, где проводится расследование с участием судебного педиатра. В прошлом месяце сотрудники Министерства здравоохранения НЮУ работали над окончательным вариантом новых руководящих принципов по диагностированию и ведению таких случаев. Это руководство включает способы распознавания преднамеренных травм головы и вопросы, которые врачи должны задавать лицам, осуществляющим уход за детьми.

«Лучшая подготовка врачей в распознавании настораживающих признаков будет способствовать более раннему выявлению и, следовательно, возможному предотвращению самых тяжелых последствий», — говорит Морэн, принимавший участие в разработке руководящих принципов.

В НЮУ, с населением немногим менее семи миллионов человек, виновные в нанесении детям травм головы в результате жестокого обращения привлекаются к ответственности менее чем в половине всех известных случаев. «Обычно бывает сложно найти свидетеля жестокого обращения, — говорит д-р Аманда Стивенз (Amanda Stephens), которая работает над докторской диссертацией на эту тему в Университете Сиднея. — А там, где подозревается один из родителей … получить признание [вины] бывает трудно».

Читать ещё:  Украинский пловец стал новым рекордсменом Европы

Итак, в связи с тем, что привлечение к ответственности — или угроза такого привлечения — не является эффективным сдерживающим средством и с учетом таких плохих прогнозов, основное внимание необходимо сосредоточить на предупреждении. «Слишком поздно вмешиваться тогда, когда ребенка уже встряхивали или допустили жестокое обращение с ним в области головы, — говорит Стивенз. — Необходимо вмешиваться до того, как все это случится, необходимо выявлять детей из группы риска. Это необязательно означает, что таких детей необходимо забирать у родителей, но это означает разработку действительно интенсивных программ по обеспечению ненанесения вреда ребенку. Это также относится к более широкой политике — урегулированию вопросов, касающихся нищеты, наркомании и т. д.».

В некоторых странах усилия по первичному предупреждению оказались успешными в информировании родителей об опасностях сильного встряхивания детей грудного возраста и обеспечении их методиками относительно того, как справляться с плачущими младенцами. Такие социальные программы нацелены на наиболее вероятных субъектов этого типа жестокого обращения. Исследования в Австралии, Канаде и США показали, что примерно в 45% случаев ответственность за травмы головы детей в результате жестокого обращения лежала на биологических отцах, 25% — на партнерах матерей, 15% — на матерях и 15% — на воспитателях и нянях.

В 2004 г. в Австралии Департамент общественных служб, правительственная организация НЮУ, ответственная за ранние семейные вмешательства, разработал «Программы по обеспечению более светлого будущего» для поддержки и обучения входящих в группу риска людей, недавно ставших родителями, особенно отцов.

По данным исследования, опубликованного в «Pediatrics» в апреле 2005 года, в США число травм головы, причиненных детям грудного возраста в результате жестокого обращения, было снижено за трехлетний период на 47% после внедрения в штате Нью-Йорк программы по обучению родителей на уровне больниц. В эту программу входило распространение среди родителей простого информационного одностраничного буклета, демонстрация 11-минутного видеофильма и получение от родителей подтверждения того, что они получили и поняли эти материалы. Эта программа стоила менее 10 долларов США на одного ребенка грудного возраста, а на ее проведение требовалось менее 15 минут.

Читать ещё:  Николаевский ансамбль занял первое место на Международном фестивале фольклора в Испании

«Это исследование показывает, что по сравнению с расходами на первоначальную госпитализацию и продолжающееся лечение [встряхнутого ребенка], которые, в среднем, могут достигать почти 300 000 долларов США, такая небольшая инвестиция времени и денег может действительно изменить ситуацию», — говорит д-р Марк С. Диас (Mark S Dias), детский нейрохирург Медицинского центра им. Милтона С. Херши при Государственном университете Пенсильвании (Penn State Milton S Hershey Medical Center), США, и ведущий автор исследования в штате Нью-Йорк.

По результатам исследований Медицинского факультета Университета Северной Каролины (University of North Carolina School of Medicine), Чапел-Хилл, США, можно заключить, что программы по обучению родителей должны быть предусмотрены во всем мире. Результаты опросов родителей в странах с низким и средним уровнем дохода позволяют предположить, что некоторые из них используют встряхивание в качестве своего рода наказания, не осознавая серьезных последствий этого. «По сообщениям, число случаев встряхивания детей раннего возраста в десять и более раз превышает аналогичный показатель в странах с высоким уровнем дохода, при более высоких показателях в городских трущобах, — говорит д-р Дезмонд К. Раниян. — Если, как мы полагаем, это связано с синдромом встряхнутого ребенка, то этим можно объяснить значительную часть случаев смерти детей, задержки развития и трудностей в обучении в странах с низким и средним уровнем дохода».

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *